«Где Путин ходит?»

В организацию «Новое величие» входили 10 человек, которых сейчас обвиняют в организации экстремистского сообщества. Срок ареста части из них продлен до сентября. Если досидят. «У нее тремор рук, она все забывает, ее рвет, ночью приступы… Не знаю, сможет ли она дожить до сентября», — говорит сестра 18-летней обвиняемой Анны Павликовой. Мать девушки рассказала журналистам, что страдает рассеянным склерозом. Она передвигается с опорой на палочку, но задается вопросом: «Вы скажите хоть, где Путин ходит, я бы его нашла, рассказала бы ему про мою девочку и как все это произошло, — может, он бы сжалился, отпустил ее?..»

Об организации стало известно в середине марта — точнее, 15-го, в преддверии президентских выборов. С обысками пришли к нескольким членам организации, удивительным образом сразу в сопровождении сотрудника ФСБ.

После этого в Сеть просочилось видео. На нем — якобы один из организаторов «шайки» Руслан Костыленков. Он выдает будто заученные фразы о том, что целью организации было «установление порядка на территории Российской Федерации, организация трибунала над представителями правящей верхушки, отмена репрессивных действующих законов и Конституции». По его словам, члены организации собирались устраивать митинги против действующей власти и полиции. Вид у Костыленкова — пугающий даже для тех, кто его не знал. То ли побывал в улье у диких пчел, то ли били, то ли чем-то напичкали. Вид сломленный, глаза потухшие…

9 июня заявление о применении силы к Руслану Костыленкову подал, по его словам, член ОНК, правозащитник Евгений Еникеев. Он сообщил, что к молодому человеку во время обыска приходили сотрудники СОБРа, а также люди в штатском, которые вроде как наносили ему побои и вынуждали дать показания. Об избиениях говорит и его адвокат Светлана Сидоркина.

На вопросы он согласился отвечать под давлением, но утверждает, что по понятным причинам не все ответы были правдивыми. Заявление подкрепляется медосмотром, а также показаниями Анны Павликовой, которой удалось увидеть Костыленкова в СИЗО: по словам девушки, Костыленков, судя по его внешнему виду, был избит.

Анна Павликова встретила 18-летие в СИЗО. Фото: соцсети.

Самый страшный террорист

Издевательством можно назвать и то, что произошло в отношении Анны Павликовой, на тот момент еще 17-летней девушки. Со слов Ани и ее защитников, на 22 часа ее оставили без воды и пищи, в течение трех часов транспортировали в неотапливаемом автозаке.

Павликова попала в камеру, где с ней содержались еще 45 женщин, только к утру. До этого она находилась в так называемом «стакане» площадью 0,5 метра при температуре 11 градусов. Согласно медосмотру, у нее возникли серьезные проблемы с репродуктивной системой из-за переохлаждения. «Тюрьма стерилизует…» — сообщил ей врач СИЗО. А чтобы «жизнь медом не казалась», следователи якобы пригрозили Ане физическим насилием. Конечно, все это со слов девушки, видеозаписей ее общения с сотрудниками нет, но есть слова членов ОНК и медицинские заключения.

«Она утверждает, что ее задерживали люди в форме без знаков отличия, один из которых угрожал ее ударить, так как она отрицала то, в чем он ее обвинял. Но, к счастью, ударить 17-летнюю девочку бравый борец с экстремистами так и не решился», — говорит Еникеев.

Что же представляет собой Анна Павликова, в отношении которой были предприняты меры, выпадающие на участь не всякого рецидивиста?

За время своего существования «Новое величие» успело поучаствовать в нескольких акциях — в «Забастовке избирателей» Навального, шествии «Москвичи за троллейбус» и Марше памяти Немцова. Из показаний «Руслана» следует, что активисты ездили в Хотьково на стрельбы. Оружие официально принадлежало одному из приятелей осужденных. Среди участников была и Анна Павликова, но, по словам отца, она воспринимала это все скорее как игру в «Зарницу», а потом, судя по переписке в Телеграме, не раз пыталась выйти из организации.

По словам мамы Анны, тем мартовским ранним утром к ним в дверь стали ломиться. Сначала говорили, что якобы затопили квартиру снизу, но потом стало ясно, что это полиция — после звонка им же. Старшая сестра девочки так перепугалась, что спрятала своего грудного ребенка под кровать. Отца с криками «лежать!» и громкой нецензурной бранью скрутили на полу, но в квартире так ничего и не нашли. Аня любила лепить поделки из пластилина — все их со шкафов покидали на пол, а на упавших детских рисунках остались следы мужских ботинок. А ее увезли в отделение.

Опер без погон, или Революция Руслана Д.

Ключевые позиции в «Новом величии» заняли люди, которым удалось избежать ареста. В первую очередь это некто Руслан Д. Позже его другое имя появилось в оперативных сводках — Константинов Александр (настоящее это имя или нет — пока история умалчивает), но больше никакой информации о нем не всплыло. Долговязый, худой, в очках. Все другие сведения о личности — дата и место рождения, контактные данные, семейное положение, номер и серия паспорта, судимость, воинская обязанность — в протоколе допроса отсутствуют.

Руслан Костыленков отвечал на допросе как-будто заученный текст и выглядел странно. Фото: скриншот с видео

Зато Руслан Д. был очень активен в Телеграме. Не исключено, что именно он слил туда первые фото задержания, которые опубликовал телеграм-канал «Кремлевская прачка».

«Ребята много пьют и не могут определиться со своими взглядами», — злорадствовали авторы канала, публикуя фотографии обысков. На них были запечатлены футболки «Sons of Anarchy» с логотипом вымышленного мотоклуба из одноименного сериала, несколько пустых винных бутылок, которые могли остаться после домашней вечеринки, упаковки из-под «Доширака», листовки «Забастовки избирателей» Алексея Навального и направления для наблюдателей за президентскими выборами от штаба одного из кандидатов.

Само уголовное дело о создании экстремистского сообщества (статья 282.1 УК) было возбуждено против неустановленных лиц за два дня до задержаний. Из постановления о возбуждении дела следует, что неизвестные граждане России создали и руководили неформальным политическим объединением, задачей которого было «безальтернативное участие в народных восстаниях, революционных действиях, в столкновении с представителями действующего в России режима». Своих целей, говорится в документе, участники «Нового величия» были готовы добиваться любыми способами.

В материалах о «Новом величии», которые передали в СК оперативники Центра «Э» по Юго-Восточному административному округу Москвы, также подчеркивалось, что члены организации «оппозиционно относятся к органам государственной власти, в том числе к Президенту В.В.Путину». Для пропаганды своих взглядов, рапортовал Центр «Э», активисты создали телеграм-канал, паблик в соцсетях и чат; также они время от времени встречались в офлайне, печатали и раздавали листовки.

Они уже несколько раз сидели в кафе, а потом, по настоянию Руслана Д., сняли офис «как настоящие». Он же купил туда принтер, чем хвастался перед ребятами. Затем мужчина заявил, что необходимо написать устав организации.

Протокол допроса Руслана Д. занимает 10 листов и представляет собой подробный очерк возникновения, становления и деятельности «Нового величия». Свидетель рассказал, что 6 ноября 2017 года — на следующий день после несостоявшейся революции Вячеслава Мальцева — в Телеграме стали появляться новые оппозиционные чаты, участники которых разочаровались в лидере «Артподготовки», запрещенной на территории РФ. Один из таких чатов создала Мария Дубовик, говорил свидетель; чат назывался банально: «Идем в кафешку 10.11». «Чат был своеобразной приемной для участников планируемого политического движения», — утверждал он в беседе со следователем. «Понимая возможность противоправной деятельности» этой группы, говорил Руслан Д., он решил примкнуть к ней, чтобы получить информацию «для последующей передачи правоохранительным органам».

Рассказывая об активных участниках чата, свидетель давал следователю краткое досье на каждого — имя, фамилия, дата рождения, ссылка на профиль в соцсети и ник в Телеграме. Вживую с людьми из чата Руслан Д. впервые встретился 24 ноября в одном из столичных «Макдоналдсов». Ни один из состоящих в чате «Нового величия» не смог рассказать об этой встрече.

Задержанные активисты на допросах разошлись в показаниях о том, кто первый предложил преобразовать оппозиционный чат в реальное политическое движение. Одни вспоминали, что эту идею высказал Руслан Костыленков, другие — что самое активное участие в обсуждении принимал именно Руслан Д. Сам он сказал следователю, что лично арендовал помещение для будущих встреч участников чата — «учредительных собраний», как записано в протоколе его допроса.

По версии адвоката еще одной юной фигурантки дела — Марии Дубовик — Максима Пашкова, именно Руслан Д. написал устав организации. Причем буквально списал его из Кодекса о противодействии экстремистской деятельности!

«Получается, этот человек снимает офис, оплачивает его, разрабатывает план действий, программу и все записывает на камеру, а потом сдает оперативникам», — поясняет адвокат.

Многое становится ясно и из разговоров с молодым человеком задержанной 19-летней Марии Дубовик. Он работает инженером и признается, что никогда раньше не интересовался политикой. Пока политика, по известному выражению Бисмарка, не заинтересовалась им. Однажды он даже сходил с девушкой на митинг, познакомился с ее друзьями из «Нового величия», но дальше этого знакомство не зашло; они посидели в кафе, где все его внимание было сосредоточено на Маше — мягкая, добрая, ну никак не экстремистка или даже ярая политическая активистка.

«Ступор, страх, растерянность и паника» — вот что он почувствовал, узнав об аресте. И тогда же в голову закралась мысль о том, что ребят подставил кто-то взрослый и знающий, к чему это все ведет. Эту мысль потом подтверждали и они, и адвокаты, и правозащитники. Все, кроме следователей, ведущих дело.

САМАЯ СТРАШНАЯ СКАЗКА

Бледная больная девушка часто стоит у двери своей палаты-камеры в «Матросской Тишине». Слушает радио. Говорит, оно работает внутри двери (так и есть), и слушать его приходится приложив ухо (иначе плохо слышно).

Однажды она слушала, приложив ухо к двери, сказку про цыган. Необычная сказка: в ней рассказывается, как одна женщина из-за любви сделала себе новое лицо. Заключенная девушка такую сказку раньше не слышала, было интересно, но… тут радио сломалось и замолчало. И юная узница так и не услышала, что же было дальше, и очень расстроилась…

Стрелка указывает на Руслана Д., у доски стоит Костыленков, спиной — Павликова. Фото: скриншот с видео

От этого почему-то очень расстроился и старший лейтенант, который узнал о сломанном радио и неуслышанной сказке. Говорит, это — самая грустная повесть в его жизни. Он рассказывает ее всем встреченным сотрудникам. Теперь вся «Матросская Тишина» огорчается, что больная девушка не дослушала сказку.

Зовут эту заключенную Анна Павликова. Ее арест словно бы перечеркнул все усилия властей придать нашей правоохранительной и судебной системе «лоск гуманности». Нет, система была и есть жесткая, карательная. Иначе зачем было бросать в СИЗО больную девушку, почти девочку, которой всего 17 лет?

«У нее плохая статья», — скажут «правильные» взрослые, те самые, которые Аню от всего этого ужаса не уберегли.

Не буду вдаваться в детали ее уголовного дела (это уже сделала моя коллега). Скажу только, что все произошедшее можно объяснить с точки зрения элементарной психологии. А та описывает три вида протеста, свойственных Аниному возрасту: против родителей, против системы и — самый страшный — против себя.

Родители у Ани всегда ее понимали и поддерживали — протестовать против них не было смысла. Вот и включилась она в игру под условным названием «Против власти». Да в эту игру в советские годы играла чуть ли не вся прогрессивная молодежь, но даже тогда никого по тюрьмам за неё не сажали. Понимали: это пройдет с возрастом.

Те, кто посадил Аню, этого не хотят понимать. Как и того, что с ее диагнозами в принципе в СИЗО быть нельзя. Речь даже не о здоровье физическом — у Ани были чисто психические и нервные проблемы (родные разрешили мне их озвучить): астеневротические реакции, расстройство вегетативной нервной системы… Аня находилась на лечении в психоневрологическом отделении ГБУЗ «Детская городская клиническая больница №9 им. Сперанского ДЗМ» с диагнозами: вегетососудистая дистония, психоэмоциональная церебральная диссомния, доброкачественная гипербилирубемия. Врачами был официально рекомендован щадящий режим ЕГЭ. Что же тогда говорить о том стрессовом состоянии, в котором она находится в СИЗО?!

«А вы знаете, как ее задерживали? Как мы думали, что это бандиты, и закатили на ее глазах грудного ребенка под кровать, чтобы спасти?..» — родные Ани в деталях описывают то, что произошло в злосчастное утро 15 марта.

Это стоит напомнить… 5.20 в квартире на Крылатских Холмах. Дома Аня, ее отец Павликов Дмитрий Викторович, старшая сестра Анастасия Павликова с мужем Александром Омельченко и их семимесячная дочка Оливия. Раздался стук в дверь. Глазок неизвестные посетители закрыли, сказали, что это соседи снизу, которых заливают. Стучали так громко и настойчиво, что с потолка от ударов сыпалась штукатурка. Грязно ругались матом. «Кто вы? У нас в квартире грудной ребенок!» Ответа не последовало.

Отец только начал открывать дверь, как в квартиру ворвались люди в черных балаклавах, нанеся сильный удар ему в лоб. Раздался крик: «Лежать!», сопровождаемый нецензурной бранью. На лицо Павликову наступили сапогом. От испуга сестра закатила маленького ребенка под кровать, чтобы спрятать от ворвавшихся.

Затем, согнав всех на кухню, не объяснив, что им нужно, эти неизвестные люди в форме без опознавательных знаков начали обыск, круша и ломая все, до чего прикасались. После такого задержания даже здоровая психика не выдержит. А потом еще Аню продержали в неотапливаемой машине, когда мороз достигал почти -20 градусов, угрожали… Неудивительно, что девочка стала заикаться. И вы после всего говорите о гуманности?..

Могли ли сотрудники ФСБ быть вежливыми и культурными во время задержания? Мог ли следователь спокойно задавать ей вопросы и разъяснить ее права? Мог ли судья избрать ей любую меру пресечения, только не арест? Да, тысячу раз да. Они не просто могли, но были, на мой взгляд, обязаны. А по Ане прошлись, как по зеленому весеннему побегу грязным кирзовым сапогом.

Вот Аня в тюремной больнице, где и хотели бы ей помочь, но не знают как. Медкарта распухла от плохих анализов. После того как ее заморозили в машине, появилось хроническое воспаление придатков — как записано в документах, «с угрозой репродуктивной функции». С учетом того, что у нее врожденный порок сердца, на ней как будущей матери словно бы поставили крест. А она так мечтает найти любовь, родить много-много детей!

Девочка верит в сказки, которые всегда хорошо кончаются. Чем закончилась та, что она не смогла дослушать в своей камере?

Мы искали эту сказку — и нашли, может, и не ту самую, но похожую. Ее мораль в том, что не стоило менять лицо ради любви: тот, кто истинно любит, принимает такой, как есть.

Может, это сказка еще и для нашей власти? Если ей не нравятся настроения отдельных молодых людей — может, не стоит делать им «пластическую операцию» и бросать их в тюрьмы? Может, стоить принять их такими, как есть?..

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник: mk.ru



Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *