А еще в его духе: привезти команду в бесшабашный испанский Бенидорм, но квартировать подальше ото всяких соблазнов, даже от моря. И укрыться так, что один из здешних многочисленных отелей пришлось поискать.

— Сергей, вы уже больше года в Уфе. По Питеру, Москве не соскучились? – спросил я первым делом у промокшего насквозь, но абсолютно не замечающего капризов погоды бронзового призера чемпионата Европы и пятикратного чемпиона России.

— Конечно, скучаю, пусть времени для скуки мало. Но иногда, конечно, тянет и в Москву, и в Санкт-Петербург. Много времени провел там, поэтому друзья всегда ждут. Дом, в конце концов. Поэтому, когда сталкиваешься с какими-то бытовыми вопросами, уютом или чем-то подобным, всегда всплывает ностальгия по тому месту, где все это более или менее устроено.

— Понимаю так, что речь в первую очередь о большой семье?

— Безусловно, для нее – это важный вопрос.

— Тем не менее взрослые дети уже где-то учатся. Можно было бы и вздохнуть с облегчением?

— Дети действительно уже совершенно разного возраста: старшие — в московском и казанском университетах. Но остальные шестеро с нами.

— Лучано Спаллетти, Виллаш-Боаш, Мирча Луческу… Вы легко с принципиально разными персонажами уживались?

— Конечно, они совсем не похожие друг на друга. Но мне не было сложно. С Виллаш-Боашем – так мы вовсе ровесники. С Лучано было чуть сложнее, поскольку сначала играл при нем, а потом уже вошел в его тренерский штаб. Но такому замечательному человеку я не мог отказать. Именно при нем захотелось прочувствовать: мое это или не мое? Я имею в виду тренерскую карьеру.

— От Луческу вы все-таки ушли… Или просто себя во второй роли уже не видели?

— Безусловно. Уже немалое время проработал с этими большими тренерами. Поэтому, когда поступило приглашение к самостоятельной работе, взял некоторое время на раздумье. Не слишком, честно говоря, долгое. Самое время было понять, готов ли ты работать самостоятельно, насколько соответствуешь и востребован. Пока сам не ответишь на эти вопросы – грош тебе цена. Так, во всяком случае, я посчитал.

— То есть, вы готовы работать первым где-угодно, лишь не быть вторым. Или Уфа – это не где угодно?

— Конечно, «Уфа» -это не где-угодно и не что-угодно. Принимая предложение, еще имел действующее соглашение с «Зенитом». И на тот момент не было даже мыслей, куда-то уехать из Питера, имея, в первую очередь, семейную ситуацию. И куда-угодно, я бы точно не осмелился идти.

— Кстати, почему позвали именно вас, протеже были?

— Сложно сказать, почему. Но очевидно встал выбор, поскольку Ганчаренко вернулся в ЦСКА. Наверное, и телекомментатор Геннадий Орлов сыграл в моем назначении не последнюю роль. Но не знаю, тот ли это звонок был, определяющий?

— Или я вообще не о том: быть может, человеку вашего уровня и вашего опыта оказаться в Уфе – проще простого?

— Ошибаетесь. Достаточно сложно. В любом случае, рискует в первую очередь руководство. А когда речь идет о молодом тренере без практики, этот риск еще более возрастает. Нужно иметь смелость, дабы доверить команду молодому тренеру.

— Год назад вы начали с побед. Потом провалились. Функциональный фундамент не в той кондиции оказался?

— Не думаю. В тот момент мы набрали необходимое количество очков. В дальнейшем встали вопросы психологии плюс везение-невезение. Мы над этим сейчас работаем. Когда команда три года заботится в первую очередь о выживании, очень трудно найти дополнительные стимулы для нового движения вперед. Мы прекрасно понимаем, что есть 8-10 команд, которые объективно превосходят нашу. При этом, всегда будем стремиться выигрывать, набирать максимум очков. Могли попасть в финал Кубка России. Где-то нам везло в большей степени, где-то в меньшей. На то он и футбол.

— Вы приходили на смену Виктору Ганчаренко. Но фундамент-то сами уже закладывали?

— Сложно сказать. Я же не видел, как работал Виктор Михайлович. Понятно, что он выстраивал некую свою модель игры. Но кто-то уходит, кто-то приходит… И всегда сложно найти замену тем игрокам, которые устремились на повышение.

— В системе «зима-осень» вам когда проще готовить команду?

— Большой разницы нет, но есть определенная специфика. Летом ты готовишься с некой перспективой, понимая, что впереди все, а позади еще ничего.

— Сейчас ваши грезы о Лиге Европы?

— Понимаю, что чудес не бывает. Нам нужно двигаться маленькими шажками. Три года бороться за выживание и вдруг — за Лигу Европы. Пусть даже теоретически…

— Ну есть варианты: если «Спартак» выигрывает Кубок…

— С точки зрения математики возможно все. Нам просто нужно добиваться результата в своих матчах.

— Потом у вас еще 6 игр дома из 10 оставшихся, в том числе с четырьмя аутсайдерами…

— Для нас не существует аутсайдеров. Есть команды нашего уровня, с которыми мы способны играть первым номером. А есть те, кто очевидно сильнее, и под чью игру «Уфа» подстраиваться просто обязана.

— Посещаемость домашних матчей «Уфы» едва ли растет, она лишь чуть выше 6 тысяч. Почему болельщик не реагирует на явный прогресс команды?

— Реагирует, мне кажется, и болельщиков стало приходить больше.

— Даже, если так, то совсем микроскопически.

— Другое дело, что мы хотим заметного роста. Но когда играешь, то в дождь, то в мороз, на стадион приходят только те, кто жить без футбола не могут. Настоящие герои! Болельщики стали другими, они тоже хотят комфорта.

— Такой вот героический футбол у нас в провинции вырисовывается. Для кого, ради чего?

— Тогда зачем вообще в России нужен футбол? Разве в других городах иная ситуация. Возьмите даже новый стадион ЦСКА. Они получили то, что хотели?

— То есть конкуренция хоккейному «Салавату» проиграна всерьез и надолго?

— Вовсе нет. Это некое заблуждение. Посмотрите вместимость нашего стадиона, сопоставьте с ледовой ареной. Да, там, наверное, условия более комфортные. Для семей с детьми. Вспоминаю «Петровский», который далеко не всегда был полон. А сейчас, когда в Питере есть новый стадион – все по-иному.

— Вас в Уфе сегодня все устраивает, судя по всему, если брать за точку отсчета промежуточное шестое место?

— Я об этом задумываюсь в меньшей степени, поскольку продолжаем бороться за результат.

— Ваш контракт, если не ошибаюсь, был рассчитан на полтора года?

— Разговаривали с руководством — там, очевидно, заинтересованы в продолжении сотрудничества. В самое ближайшее время сядем, и все обсудим.

— Как оцениваете проведенные сборы?

— Качество и условия нас вполне устраивают, будь то Кипр или Бенидорм. Качество работы, отношение футболистов более чем устраивают. Во что оно выльется, покажет только остаток сезона.

— Почему выбрали именно испанский Бенидорм, где российские клубы чрезвычайно редкие гости?

— Мы в прошлом году сюда приезжали. Прекрасные условия, поля под боком, питание – все на высшем уровне. Испания на финише подготовки – это то, что нужно!

— Как оцениваете итог подготовки?

— Разумеется, важны и результаты, и содержание контрольных матчей. Мы имеем два полноценных состава, поэтому важно для обоих набрать надлежащую функциональную готовность.

— За нынешнее межсезонье вы не приобрели никого, кроме некого 17-летнего «казахского Месси». Этого достаточно?

— Для нас это нормально. Кого-то раскрыли – и отдали дальше. Приобретений, действительно, мало. Но работаем так, как позволяет клубный бюджет.

— Это не жалоба?

— Ни в коей мере. Я же знал, на что шел.

— Этот казахский самородок Сайдахмед – не единственное приобретение?

— Нет, взяли еще румынского защитника Недейчару. На обоих очень рассчитываем – на кого-то раньше, на кого-то позже.

— Зинченко при вас уходил в «Манчестер Сити»?

— Нет, еще до меня.

— Тем не менее, он может стать суперзвездой, пусть даже на волне обстоятельств?

— Было непростое время, когда он уходил в Голландию. А сейчас перед ним открываются все перспективы. Ребята, которые его прекрасно знают, в этом убеждены. И не случайно Зинченко сейчас прошел в основу «МС». Это не на безрыбье. Судя по недавнему продлению контракта, в него действительно верят. И нам это очень приятно.

— «ПСЖ», который сегодня о-го-го… Каким вспоминаете свой единственный заграничный опыт?

— Играть и делать потом что-то похожее – не одно и то же.

— На Западе хотели бы себя попробовать уже в качестве тренера?

— Рано еще пока. Надо понять, чего на нынешнем этапе стоишь.

— Вы работали в сборной при Капелло и при Слуцком. Могли бы по сей день быть помощником именно в национальной команде, совмещая?

— Думаю, не один здравомыслящий главный тренер на такое не пойдет. Есть только один человек, который в ответе за свой клуб. Вряд ли он готов передоверить его хотя бы на какое-то время.

— Очень сокровенный вопрос в надежде на откровенный ответ: Россия на чемпионате мира что будет делать, из группы выйдет?

— Что скрывать, жеребьевка была благосклонна к нам. Поэтому выход из группы – минимум.

…Когда я покидал этот с трудом найденный, но вместе с тем весьма гостеприимный отель близ гор Бенидорма, спросил Сергея: «А не стоит ли быть пожестче в плане приглашения игроков по отношению к руководству?». Ответом был жест, который не оставлял сомнений: Сергей Богданович знает, что делает.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru



Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *